Горизонты отражений » Линия Предтеч » Путь демиургов » Древо Генетрикса » Миры Генетрикса » Зурван - планета рабовладельцев и рабынь »

Рабыни Зурвана

Получить «охранную грамоту» (garderi harta) для въезда на Зурван, которую часто именуют просто «визой», можно через сеть Дендроида или лично – через уполномоченного нотариуса Храма. Нотариусов можно найти в представительствах Храма или дипломатических представительствах Зурвана (там, где они есть), в общинах Зурванери и во многих узлах Дендроида. Особенно много их в чаше миросферы Зурвана.

Вопрос о стоимости визы решается в индивидуальном порядке. Приобретая визу через сеть, необходимо заполнить анкету и предоставить четыре фотографии – лицо и изображение в полный рост в анфас и профиль.

Женщинам рекомендуется, чтобы на фотографиях было как можно меньше одежды. Лучше всего быть обнаженной – правда, на официальных сайтах Храма и его нотариусов прямо об этом не пишут, предпочитая обтекаемые, но прозрачные формулировки типа такой: «Неизвестные параметры внешности (которые невозможно оценить из-за одежды) приравниваются к низшим, что влияет на ценовую категорию визы».

Кроме того, сетевое приобретение визы предполагает общение с нотариусом в чате, в ходе которого тот задает соискательнице несколько дополнительных вопросов. Если в анкете указано знание зурванского или дендрикса (то и другое снижает стоимость визы), то в ходе общения проверяется владение языком.

В итоге соискательнице назначается базовая ставка и суточный коэффициент, на основе которых рассчитывается стоимость визы. Например, если суточный коэффициент – 2, то за каждые сутки пребывания после первых ставку нужно умножить на два. В зависимости от длительности пребывания цена визы растет по экспоненте. Так, при коэффициенте 2 недельная виза стоит в 64 раза больше базовой ставки.

Срок действия визы крайне важен. Гость Зурвана должен покинуть планету до истечения этого срока. Каждый час просрочки карается сутками принудительного рабства, а это гораздо серьезнее, чем рабство добровольное.

На время пребывания в добровольном рабстве срок действия визы приостанавливается. Более того, здесь уже наоборот, за каждые сутки рабства добавляется 1 час действия охранной грамоты. Свободнорожденная женщина, продлившая таким способом визу на год (то есть после 24 лет рабства) может остаться на Зурване навсегда в статусе свободной подданной.

Женщина, покинувшая Зурван до истечения срока визы со всеми бонусами, может воспользоваться остатком срока, оплатив только специальный сбор за подтверждение охранной грамоты. А вот покинуть планету с истекшей визой и тут же получить на общих основаниях новую нельзя. Общие правила вновь начинают действовать лишь после того, как истечет срок предыдущей визы, помноженный на 12. А до тех пор действуют специальные доплаты, которые рассчитываются с учетом срока визы, времени, прошедшего с ее истечения и длительности пребывания в рабстве.

Единственная уважительная причина, по которой женщина может задержаться на Зурване после истечения срока и избежать наказания – это физическая невозможность добраться до транксового канала в отведенное время. Дело в том, что для всех, кроме храмовников, механические средства передвижения на Зурване запрещены, и даже храмовники могут пользоваться ими только в особых случаях.

В этом случае ей нужно обратиться в ближайший храм, где ей выдадут специальную грамоту и особое одеяние, в котором она сможет отправиться туда, где есть транксовый канал. При этом местные жители и храмы должны будут ей помогать, в том числе подвозить и даже подкармливать бесплатно. Однако за неправомерное или нецелевое использование такого одеяния и связанных с ним привилегий (например, если женщина в нем вместо того, чтобы устремиться к ближайшему транксовому каналу, отправляется путешествовать по планете) грозит серьезное наказание.

Охранная грамота (виза) может быть выдана в распечатке на гербовой бумаге, но это необязательно. Она может понадобиться только в тех землях, где мало храмов и храмовников, а также в качестве доказательства для сомневающихся, что ее обладательница действительно была на Зурване. Основную же роль играют данные в компьютерной базе.

На въезде в Зурван у гостей сканируют отпечатки пальцев и безболезненно берут образец крови на случай возникновения особо сложных спорных ситуаций. А на самом Зурване все храмовники имеют приборы связи, позволяющие сканировать отпечатки пальцев и подключаться к храмовой сети, где хранятся все грамоты, связанные как с гостями планеты, так и с местными жителями.

• • • • •

В Дендроиде и на некоторых планетах, лояльных к Зурвану и зурванскому рабовладению женщина может отдаться в рабство прямо на месте, подписав с нотариусом Храма «тройственное соглашение» (trioharta). Сторонами этого соглашения являются женщина, добровольно признающая себя рабыней, Храм, который берет ее под защиту, как свободнорожденную, и как первый ее хозяин, так и все последующие, которые вправе владеть ею только на условиях, изложенных в соглашении.

Первым хозяином может стать сам нотариус или тот, кого он представляет. Так или иначе, в этом случае новоиспеченная рабыня оплачивает только однодневную визу (нередко по льготной ставке), а транспортные расходы берет на себя ее первый владелец.

Правда, женщине может быть и отказано в приеме в рабство за пределами Зурвана – например, если нотариус сомневается, что ее использование или перепродажа позволит окупить транспортные расходы. С другой стороны, плата за транспортные расходы может быть взята с такой женщины вперед.

Обычно подписание trioharta и дальнейшие процедуры осуществляются в представительстве Храма, общине зурванери, конторе нотариуса или специализированном заведении под эгидой Храма. Но в Дендроиде и на некоторых особо лояльных к Зурвану планетах можно оформить все документы по сети, а затем пригласить на дом представителей владельца или специальных служителей, которые и проделают все начальные процедуры – такие, как раздевание или переодевание в рабскую одежду, надевание ошейника, заковывание в цепи или связывание и отправку на Зурван.

Кое-где можно заказать и еще более увлекательное приключение. Например, охоту или похищение, когда будущая рабыня знает, что должно произойти, но не знает, когда и как именно это будет.

Конечно, все это проделывается за дополнительную плату, которая, как и стоимость визы, зависит от возраста и внешних данных женщины.

Визу на общих основаниях девушка может получить с 12 лет. Для некоторых планет и стран по соглашениям между ними и Зурваном установлены другие возрастные ограничения (чаще всего 16, 18 или 21 год). Но даже и в этом случае более юной девушке надо только выбраться в Дендроид и не указывать своего гражданства при получении визы.

Виза при этом будет дороже, чем для женщин с гражданством привилегированных планет, и в более поздний период (когда желающих попасть на Зурван стало слишком много) она может оказаться чересчур дорогой, но на какую-то из дочерних планет Храма попасть за приемлемую цену удастся почти наверняка.

Многие свободные планеты, впрочем, относятся к Зурвану крайне нелояльно, никаких дел с ним не имеют и никаких соглашений не заключают. Но будучи свободными и демократическими, они не могут ни ограничить выезд своих граждан в Дендроид, ни контролировать выход в сеть Дендроида.

Некоторые из этих миров объявляют наказуемым деянием владение рабами, но лишь единицы доходят до того, чтобы включить в число преступлений или правонарушений также пребывание в рабстве.

Кроме того, Посредники Генетрикса всеми силами поддерживают презумпцию разделения территориальной и персональной юрисдикции. Это среди прочего означает, что если государство требует соблюдения единообразных законов от всех людей, находящихся на его территории, то оно не имеет права судить своих граждан за деяния, совершенные за пределами этой территории – то есть там, где действуют другие законы.

Если планета или страна отказывается признавать этот принцип, то у нее могут возникнуть серьезные трения с Посредниками, а это чревато многочисленными проблемами – например, из-за того, что Посредники контролируют все транксовые каналы между миросферами и Дендроидом (и, как следствие – также каналы между разными миросферами).

Так что в большинстве случаев ни мужчинам, которые были на Зурване рабовладельцами, ни тем более женщинам, которые были там в рабстве, на родной планете ничего не грозит. Но, конечно, женщины с нелояльных к Зурвану планет должны добираться до Зурвана самостоятельно и отдаваться в рабство либо в Дендроиде, либо непосредственно на Зурване.

В большинстве своем женщины из любых миров предпочитают сначала осмотреться на Зурване, и покупают визу на срок от одного до трех и более дней. А некоторые вообще надеются осмотреть все самое интересное, оставаясь свободными. Однако это весьма проблематично.

Самое интересное для туристов на Зурване – это храмы, представления, игорные дома, невольничьи рынки и таверны с танцами рабынь, особой кухней, уникальными местными винами, безвредными наркотиками и афродизиаками.

Вход в любой храм зурванери для свободных женщин, не принадлежащих к общине этого храма, платный, а вход в самые популярные храмы, особенно в Великий Храм Зурвана, еще и весьма недешево стоит – особенно если платить в экю. В местных храмовых драхмах будет гораздо дешевле, но свободной женщине раздобыть их непросто.

Официально валюту можно обменять на храмовой бирже, где драхмы продаются лотами на торгах, подобных аукциону. Курс непредсказуем, но всегда крайне невыгоден. Предложение валюты ограничено, а с женщин вдобавок взимаются дополнительные сборы с каждой сделки.

Существует также нелегальный обмен, но он считается преступлением. Туристы могут нарваться на солидный штраф (мужчины в качестве альтернативы могут выбрать изгнание без права возвращения, а женщины – изгнание или срок принудительного рабства), для менял же все гораздо серьезнее. Сроки рабства для них в зависимости от объемов гешефта – от нескольких лет до пожизненного, а при отягчающих обстоятельствах можно заработать даже смертный приговор.

Курс у менял из-за риска немногим выгоднее, чем на официальных торгах – правда, у них можно обменять более крупные суммы. Однако использовать этот канал, чтобы менять деньги ради осмотра достопримечательностей и прочих обычных развлечений не имеет смысла. К тому же менялы до крайности не любят связываться с женщинами. Они считают, что едва ли не любая женщина рано или поздно станет рабыней, а у рабынь храмовники с помощью колдовства могут выспросить любую информацию.

К услугам менял прибегают в основном мужчины, которые готовы менять свои экю на драхмы по любому курсу, чтобы иметь возможность покупать или арендовать рабынь и платить в тавернах. И то и другое доступно на Зурване только за драхмы.

Платить в экю на Зурване можно только в специальных храмовых лавках, храмовых гостиницах, храмовых сервентариях и храмовых харчевнях, а также храмовым извозчикам и рикшам, служителям храмовых караванов и храмовым сопровождающим (проводникам и экскурсоводам). Экю имеют хождение и в некоторых других случаях – но опять-таки когда получателем денег является Храм или его уполномоченные представители.

А самый распространенный способ легально обратить экю в драхмы – это игра в храмовых игорных домах. Здесь за свои экю можно выиграть и драхмы, и рабынь, и продление визы, и вид на жительство, и даже зурванское подданство. Но вероятность проигрыша, как всегда в азартных играх, гораздо больше.

Излишне говорить, что на большинство представлений – от соревнований невольниц до гладиаторских боев и смертельных шоу – зрителей пускают только за драхмы, а на многие свободных женщин не допускают вовсе.

Вход на невольничьи рынки для мужчин бесплатный, а для женщин – платный. За вход на открытые рынки под эгидой Храма можно платить в экю, а за проход на закрытые рынки и во многие невольничьи лавки и аукционные залы требуют плату в драхмах либо вовсе не допускают свободных женщин.

Закрыты для свободных женщин и многие таверны, а в остальные пускают только тех, у кого есть драхмы. В харчевнях же, где принимают экю, есть только еда, но нет ничего интересного.

Для рабыни возможностей на Зурване гораздо больше. По желанию хозяина она может сопровождать его где угодно. Более того, по поручению хозяина или с его разрешения она может ходить куда угодно сама. Если же она делает что-то без разрешения хозяина, не нанося никому ущерба, то наказать ее может только сам хозяин.

Ответчиком за ущерб, нанесенный рабыней, тоже является хозяин. В этом случае он может либо сам возместить ущерб или принять наказание, либо наказать рабыню так, что пострадавший будет удовлетворен, либо выдать ее для наказания пострадавшему. Но у свободнорожденных рабынь есть особые привилегии.

Свободнорожденная чужеземка имеет на Зурване одно неотъемлемое право – в любой момент потребовать свободы. А стандартные тройственные соглашения предусматривают также несколько дополнительных прав и гарантий.

Первое – это гарантия, что рабыне не будет нанесено увечий и неизгладимых повреждений и не будет причиняться невыносимой боли. Второе – это право в любой момент потребовать перепродажи. И третье – это ограничение прав хозяина с момента, когда рабыня пожелала свободы или продажи. Если такое ограничение включено в trioharta, то с означенного момента хозяин не может требовать от рабыни работы, услуг, секса, обнажения и унижения, хотя она должна по-прежнему демонстрировать повиновение и подобающее рабыне поведение.

Если свободнорожденная добровольная рабыня нанесла кому-то ущерб, то помимо перечисленных выше альтернатив у нее есть еще одна. Она может потребовать у хозяина свободы, и тогда судить ее будут по законам Храма, который во многих случаях снисходителен к чужеземцам. Например, виновнице серьезного преступления может быть предоставлен выбор юрисдикции, то есть она сама вправе решить, по каким законам ее судить – по местным, по храмовым, по законам ее родины или по общему праву Дендроида.

• • • • •

Отдаться в рабство на Зурване можно в разных местах и разными способами.

Можно напрямую обратиться в храм, но храмовники весьма придирчивы в выборе рабынь и стараются отбирать только особо перспективных. Наибольшие шансы стать рабынями храма или хотя бы попасть в храмовый пул для перепродажи имеют девушки, которые на Зурване не в первый раз и немало времени провели в рабстве.

Можно попытать счастья в одном из «сервентариев», предназначенных для тех, кто предпочитает погружаться в прелести и ужасы рабства постепенно. Но в лучших сервентариях опять-таки серьезный отбор, а в худших – не самые привлекательные условия.

Можно отдаться в рабство конкретному мужчине, обратившись для оформления trioharta к любому нотариусу Храма. Но лучше всего делать это в специальных конторах – «сервуарах», приспособленных для такого рода процедур.

Наконец, можно отдаться в рабство непосредственно сервуару, и это самый распространенный способ. Хозяин сервуара может сам иметь полномочия нотариуса Храма или держать наемного нотариуса, но главное его занятие – это принимать женщин в добровольное рабство с последующей их перепродажей.

Нередко сервуар составляет единое целое с невольничьей лавкой, торговым домом или торговой площадкой на невольничьем рынке. Или же он является перевалочным пунктом, где собирается группа новоиспеченных рабынь, которая затем перепродается оптом работорговцам.

По законам Зурвана рабыня должна ходить босиком и носить ошейник, причем ошейником может считаться любой предмет, опоясывающий шею замкнутым кольцом – от золотой цепочки с драгоценными камнями до простой веревки.

Но те же законы запрещают рабыням владеть имуществом. Все, чем владела женщина на Зурване, в момент надевания ошейника переходит в собственность ее хозяина. Поэтому рекомендуется после подписания trioharta, но до надевания ошейника сложить все, что женщина не хочет отдавать хозяину, в специальную коробку, которая запечатывается и отсылается в храм, где хранится до востребования.

Помимо этого багаж можно отдать на сохранение храмовому отелю или сдать в камеру хранения, а особо ценные вещи (деньги, документы, драгоценности) оставить в сейфе при транксовом портале. Эти вещи по отпечатку пальца будут возвращены свободной женщине, но не рабыне.

На коробе, за сохранность которого отвечает Храм, женщина тоже оставляет отпечатки пальцев – на поверхности, на сопроводительном листке и на печатях.

Когда женщина отдается в рабство сервуару, от нее чаще всего требуют раздеться донага и сложить в этот короб всю одежду. А далее ей могут выдать рабское одеяние, а могут оставить обнаженной до первой продажи, после которой вопрос, во что ее одеть, будет решать новый хозяин.

Вещи, оставленные новоиспеченной рабыней на сохранение, являются для нее дополнительной страховкой. А об основной страховке следует сказать подробнее.

При любой продаже невольников на Зурване храму отчисляется десятина – 10% цены, заверенной нотариусом. При этом в отличие от приема в рабство и освобождения из рабства сделки по купле-продаже можно заключать и без участия нотариуса, лишь отсылая нотариусу копию купчей. Но обманывать и мухлевать с ценой никому не рекомендуется. Храм строго блюдет свои интересы и имеет для этого самые широкие возможности, поскольку храмовники постоянно общаются с рабынями, а от рабынь редко можно скрыть, по какой цене их на самом деле продают.

При перепродаже наследственных рабынь вся десятина достается Храму. А при продаже свободнорожденных Храм берет себе лишь половину, а другая половина поступает в страховой фонд.

Страховой фонд открывается при первой продаже свободнорожденной рабыни, и если первый владелец получил невольницу даром (как это чаще всего бывает, когда девушка отдается в рабство без предварительных финансовых условий), то в страховой фонд поступает половина суммы от первой продажи.

У девушек, которые обладают особыми достоинствами или отдаются в рабство не впервые и имеют свидетельства о хороших показателях в предыдущих циклах (главным образом – о высоких ценах перепродаж) есть возможность не отдаться, а продаться в рабство – то есть получить определенную сумму в страховой фонд еще до первой продажи – например, при подписании trioharta. В этом случае при первой продаже взимается не половина суммы, а десятина, как и при всех последующих.

Когда добровольная рабыня требует свободы, ее последний хозяин оказывается в убытке – ведь он эту рабыню купил, а ни продать, ни использовать больше не сможет. Поэтому половина накопленного ею страхового фонда выплачивается ему. А другая половина достается ей в виде векселя Храма и билета гарантированной доставки до места, указанного ею в анкете на получение визы. Если она не оставила депозит на обратный путь, то деньги на это берутся из страхового фонда, а если его недостаточно, то изымается часть имущества, отданного на сохранение. Если же и этого не хватит, то билет выписывается до последней доступной точки маршрута.

Если же позаботиться об обратном пути заранее, то в рабстве можно заработать даже какие-то деньги – порой неплохие. Вексель Храма номинируется в драхмах, но его, в отличие от самих драхм, можно вывозить с Зурвана и обменивать в Дендроиде и во многих планетарных банках на экю по текущему курсу.

Если девушка красива и успешно постигает науку быть хорошей рабыней, то ее цена может расти с каждой продажей, пополняя страховой фонд. Правда, велика вероятность, что такая девушка втянется в жизнь рабыни и никогда свой страховой фонд не востребует. Но нередки и случаи, когда добровольные рабыни зарабатывают очень приличные суммы и увозят их с собой.

Интересно, что если обмен экю на драхмы – весьма нетривиальная задача, то наличные драхмы можно свободно обменять на вексель Храма. И за пределами Зурвана получить по этому векселю эквивалентную сумму в экю или любой другой валюте.

Вывозить рабынь, купленных за драхмы, за пределы Зурвана можно, но только при уплате специальной пошлины. При вывозе на другие планеты Храма пошлина невелика. При вывозе на рабовладельческие планеты, не подконтрольные Храму, но имеющие с ним особые соглашения она несколько больше. А при вывозе на прочие планеты пошлины очень высоки.

Закупать рабынь для плановых и других контингентов могут только фирмы, имеющие соглашения с Храмом и только под контролем Храма или через храмовых торговцев. Эти закупки оплачиваются в экю, но приобретать таким образом можно только наследственных и приравненных к ним рабынь. Сделки подобного рода заключаются в соответствии с конвенционными правилами купли-продажи контингентов.

• • • • •

Мужских виз Зурванский Храм выпускает в оборот намного меньше, чем женских. В то же время спрос на них выше. Поэтому мужские зурванские визы в свободной продаже стоят дорого и реализуются по большей части через сетевые и очные аукционы.

Помимо этого мужскую визу можно выиграть в сетевых лотереях, организуемых Храмом или уполномоченными им фирмами, либо в онлайновых казино и оффлайновых игорных домах, принадлежащих Храму или сотрудничающих с Храмом в Дендроиде и на лояльных к Зурвану планетах. В дополнение к визе тут можно выиграть круглую сумму в драхмах, недвижимость на Зурване или невольниц – от одной рабыни до целого гарема.

Наконец, визу можно получить дешевле, если взять с собой нескольких девушек. Скидка будет особенно большой, если принять их в рабство одновременно с получением визы.

Для мужчин стоимость визы в зависимости от срока растет по экспоненте так же, как и для женщин.

При этом выпуск ультракраткосрочных виз во многом зависит от пропускной способности храмовых игорных домов. Ни на что другое мужчины, приехавшие на один-два дня, Зурвану, в сущности, не нужны (в отличие от женщин, которые за один-два дня могут осмотреться и отдаться в рабство). Между тем, именно такие визы пользуются наибольшим спросом, что порождает их особый дефицит. И хотя они все равно оказываются дешевле, чем более длительные визы, базовая ставка по ним значительно выше.

В то же время, если мужчина имеет хотя бы одну рабыню, то он может продлевать визу по изначальной базовой ставке. Если двух – то по половинной ставке. Трех – по 1/3, четырех – по 1/4 и так далее. Продлевать можно посуточно или понедельно, делая взносы в экю или в драхмах. Второе выгоднее – во-первых, потому что дешевле, а во-вторых, потому что платить в экю можно только в храмах и специальных пунктах, а в драхмах – через любого нотариуса.

Драхмы можно зарабатывать перепродажей рабынь или сдачей их в аренду. Последнее широко распространено на Зурване. Сексуальные услуги рабынь здесь широкодоступны и порой могут быть даже бесплатны, но мужчины на Зурване в большинстве своем стремятся к максимальному сексуальному разнообразию и охотно арендуют рабынь для этой цели.

Жесткое разделение валют защищает рынок рабынь от демпинга со стороны туристов. В общем случае для туриста покупка рабыни – дорогое удовольствие, а для местных жителей и тех гостей, которые нашли способ зарабатывать драхмы, то же удовольствие вполне может быть и дешевым. Местный мужчина, у которого нет хотя бы одной рабыни – редкость.

Но одной и даже нескольких рабынь недостаточно для удовлетворения настоящего зурванца. А постоянно менять рабынь, как перчатки, продавая одних и покупая других, невыгодно и считается не очень хорошим тоном.

Покупатель всегда может проверить через нотариуса, сколько времени рабыня провела у продавца и могла ли она за это время чему-нибудь у него научиться. Но обычно такие проверки не нужны. Обман среди рабовладельцев не в чести и к тому же среди них бытует убеждение, что не только храмовник, но и любой хороший хозяин может добиться от рабыни правды по любому вопросу – так что ложь все равно вскроется. Поэтому рабовладелец, конечно, может приврать, но вряд ли рискнет откровенно лгать.

Рабыню, которая провела в собственности продавца всего несколько дней, он скорее всего сможет продать только себе в убыток. А менять женщин настоящему зурванцу хочется каждый день, да так, чтобы рядом одновременно было не по одной, а много больше. И аренда рабынь дает такую возможность.

Никакой опасности частая смена партнерш не несет. Из всех болезней гипербионы Дендроида, протопочвы и модифицированные растения, насыщенные теми же гипербионами, наиболее эффективно подавляют или ослабляют инфекции, передающиеся половым путем. Генетрикс жизненно заинтересован в том, чтобы процесс размножения людей, а также разнообразный секс, как источник самой яркой и ценной ауры, не омрачался и не осложнялся ничем.

Туристы мужского пола тоже рвутся на Зурван в первую очередь ради разнообразных и необычных сексуальных утех. Но если турист не обзавелся драхмами, то его возможности весьма ограничены.

Следует отметить, что туристам не запрещено расплачиваться друг с другом в любой валюте, если сделка совершается не публично и не требует нотариального заверения.

Покупка рабынь к таким сделкам не относится – о смене хозяина рабыни должно быть известно Храму, а значит, требуется нотариальное заверение (не обязательно немедленное, но обязательно – до следующей перепродажи). Только человек с правами нотариуса Храма и с прибором храмовой связи может внести необходимые изменения в базу данных.

А вот аренда рабынь на короткий срок заверения не требует. То есть турист, у которого есть рабыня, вполне может сдать ее на ночь соседу по гостинице, у которого рабыни нет, и взять за это плату в экю. С другой стороны, он не имеет права сесть на рынке, повесив табличку: «Рабыни напрокат. Принимаем экю», – поскольку это будет уже публичная деятельность. Туристам не запрещено ее осуществлять, но запрещено брать за это какую-то иную валюту, кроме зурванских драхм.

Некоторые туристы, которые сумели обзавестись рабынями, охотно промышляют сдачей их в аренду другим туристам за экю. Хотя чаще они предпочитают все-таки сдавать их за драхмы.

За экю можно также воспользоваться услугами невольниц в храмовых гостиницах и храмовых сервентариях. Сервентарии помимо собственных рабынь используют также и арендованных. Причем как местные, так и туристы могут сдавать своих невольниц в аренду сервентарию за драхмы, а пользоваться девушками туристы могут за экю. Для обеспеченного туриста с благополучной планеты это доступно, но нельзя сказать, чтобы дешево, хотя при оплате в драхмах аренда девушек из храмового сервентария доступна любому местному бедняку.

Местные жители, впрочем, храмовые сервентарии для туристов не жалуют, считая, что там собраны самые низкопробные рабыни – необученные туристки и ни на что не годные местные девки: дикарки, вольнорожденные (свободные зурванские женщины, обращенные в рабство по местным законам), наказанные, необучаемые, некрасивые, нездоровые – в общем, самые дешевые, каких только можно найти.

Но увы, все, что лучше, доступно только за драхмы.

 

Вентилятор ВЦ 4 70, радиальный mnz1.ru.